Полезная ошибка № 2

Когда друг может предать.

Владимир Тарасов. Полезная ошибка 2

Владимир Тарасов: Дария, хочу поделиться с тобой другой ошибкой. После окончания первого класса я поехал в пионерский лагерь. Поехал еще мой «закадычный» друг. Тогда говорили “закадычный”, что означало: друзей много, но один бывает закадычный. Он был тоже после первого класса, его тоже звали Володя. Он жил со мной в одном доме, но учился, правда, в другой школе.

Дело было после войны – по дороге в лагерь мы смотрели на стоявшие у обочины подбитые немецкие танки. Детей везли в грузовиках. Вот, наконец, приехали в пионерлагерь.

Тогда лагерь был в больших солдатских палатках. В одной из них поселились и мы. А так как в одной палатке размещалось около 20 человек, там находились и старшие мальчики. Мы с другом были самыми маленькими среди всех. Старшие парни решили развлечься и предложили нам с Володей «стыкнуться» (что означало подраться до первой крови). Им очень хотелось увидеть «кто кого», кто сильнее, в общем, понаблюдать за дракой.

С Володей мы очень дружили – лет с пяти – три года, до восьмилетнего возраста, в котором мы были на тот момент. Я сидел на раскладушке, а Володя стоял рядом. И он полез на меня с кулаками.

Для меня было это неприемлемо, я не хотел драться, – не поднималась у меня рука на друга. Поэтому я просто защищался, только слегка откинувшись на раскладушку, а Володя молотил меня кулаками сверху. В конце концов, как положено, он разбил мне нос. На этом дело и закончилось.

Вот такой произошел случай. Какой бы ты из него извлекла урок?

Дария: Во-первых то, что мой «закадычный» друг – трус. Это точно. Так как есть какие-то внутренние правила в отношениях между товарищами, которых нужно придерживаться, своеобразный кодекс дружбы. А есть внешний мир, он может быть пугающим: внешние отношения в этой ситуации представлены старшими ребятами, приказавшими друзьям драться. Второй урок… Да я бы на первом остановилась. Из него все остальное вытекает.

Владимир Тарасов: А для себя какой урок можно извлечь?

Дария: Не знаю, не ездить в лагеря (Смеется)!

В современном мире такая ситуация чужда и далека мне. У девочек, наверное, такие моменты случаются реже. Но из этой ситуации можно извлечь ценный урок: друг тоже может оказаться предателем. Этот урок я не единожды извлекала из своей жизни.

Владимир Тарасов: На самом деле в этой ситуации в отношении маленьких ребят было оказано сильное социальное давление. А это очень серьезная вещь, так как некоторые люди не выдерживают его. Из ситуации я вынес такой урок: никогда не стоит поддаваться внешнему социальному давлению. Нужно переступать через него, даже «плевать» на него. Оно может быть не всегда полезным и не всегда справедливым, как в данном случае. Мой друг не выдержал напора. Однако в любой ситуации социальное давление не может быть аргументом для поведения человека.

Дж. Голсуорси, рассуждая о том, кто такой джентльмен, выдвинул два критерия:

  • Джентльмен никогда не поставит другого человека в ситуацию, в которой не хотел бы оказаться сам.
  • Джентльмен всегда поступает так, как считает нужным, вне зависимости от того, что думают другие.

Можно сказать, что настоящий джентльмен – это человек, который выдерживает социальное давление. Это не достаточное условие, но необходимое. И хотя наша ментальность несколько далека от этого, смысл критериев должен быть у каждого человека примерно таким же.Для себя на всю жизнь я извлек из стычки полезный урок: никогда не обращать внимание на социальное давление. Идешь прямо? Следуй своей дорогой, не обращая внимание на то, что говорят другие.Этот случай был очень полезным. Хотя теперь понимаю, что и мое поведение было ошибочным. Я мог бы сказать другу: «Ты что, с ума сошел? Зачем нам драться на потеху другим?». Но я ведь не мог быть таким умным в восьмилетнем возрасте.

Дария: А к женщинам можно применить такие правила?
Владимир Тарасов: Безусловно, да. Могут быть разные ситуации, разные подруги.

Дария: Является ли такая ситуация достаточным поводом для расставания с человеком, не выдержавшим социального давления?
Владимир Тарасов: Я человек снисходительный. Один раз, разобрав ошибку, я могу простить человека. Второй раз - нет.

Дария: А стоит ли прощать? Ведь поддаться социальному давлению толкают определенные черты характера.
Владимир Тарасов: Людям свойственно проявлять слабость. Не все могут быть, как Рахметовы – выдерживать огонь, ничего не бояться. У людей бывают слабости, нужно снисходительно к этому относиться, разбирать их, помогать исправлять. Если же исправить ничего не получилось, в этом случае стоит попрощаться с человеком.

Когда друг может предать.

Полезные статьи и материалы:



Поделиться в социальных сетях:


Зарегистрироваться

Для удобства пользования нашим сайтом мы используем файлы cookie